[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
Экс-министр Roy [Pya] (богатейший человек во Франции) говорил, что ничего нет легче, как управлять французами в смутное время, и нет ничего труднее, как управлять ими во времена спокойные. -- Поэтому можно определить их характер таким образом: la securite les rend inquiets et tracassiers; la peur leur donne du courage et de la resolution {Безопасность делает их беспокойными и суетными; страх придает им мужества и решительности (фр.).}.



Бывшая актриса M-lle Contat [Мадемуазель Конта] говорила: "On ne sait que devenir a 40 ans, quand on n'a su qu'etre belle". Она же: en parlant de la Constance et de la fidelite, сказала: "L'une est la duree des gouts, l'autre celle des sentiments". Она же: "On juge de l'esprit aux paroles et du caractere aux actions" {Не знаешь, что с собой делать в 40 лет, если только и умеешь, что быть красивой (фр.). Она же, говоря о постоянстве и верности, сказала: первое выражает собой продолжительность вкусов; вторая -- продолжительность чувств. Она же: Об уме судят по словам, о характере -- по делам (фр.).}.



Не знаю доктринерство ли это во мне или пуританизм, но я не люблю видеть, когда государственные люди шутят, говоря о государственных делах, которые должны иметь влияние на решительную участь государства. Кажется, Гюго сказал: "L'amour est chose grave!" {Любовь -- это серьезная вещь! (фр.).} и еще более l'amour de la patrie {Любовь к родине (фр.).}. Совестливый любовник не будет всуе говорить о тайнах любви своей и о своей любовнице. А если нет патриотической любви, если не она главное и единственное побуждение всех действий зачинщиков какого бы то ни было государственного преобразования, то нет во мне веры к этим государственным людям и нет веры к их делам. Они не апостолы, а адвокаты; нет в них вдохновения, нет даже убеждения; это промысел.


Король сказал о Пасси: "Сest Roland moins sa femme {Это Роллан минус его жена (фр.).}". Талеран сказал о M-me Flahaut [Г-же Флао] и ее сыне: "Elle est un vieux intriguant et lui une vieille coquette" {Она старый интриган, а он -- старая кокетка (фр.).}, Несчастный Лунин прежде его сказал о Луниных -- Риччи: "On a beau dire се qu'on veut, mais ma tante est untres brave homme et ma cousine un bien bon garcon" {Можно говорить что угодно, но моя тетушка -- бравый мужчина, а моя кузина -- славный парень (фр.).}


Вчера был в открытии Камеры депутатов, обедал в Cercle [клубе], вечером в бенефисе Женни Вернре. Был еще у Дантана в Madeleine [Мадлен]. Не было вчера возмутительных движений, но были возмутительные прогулки, возмутительные рекогносцировки a la porte St Denis, a la rue de la Paix {У ворот Сен-Дени, на улице де ла Пэ (Мира) (фр.).}. Я ничего не видал. Брум обедал вчера у короля и сказывал, что квесторы Камеры Лаборд и кто-то другой уверяли, что было собрано до 5000 народа пред Камерою. "Moi, qui me connais en fait d'emeutes,-- говорит Брум, -- je suis convaincu qu'il n'y avait pas mille personnes" {Что касается меня, который знает толк в беспорядках, -- говорит Брум,-- я уверен, что там не было и тысячи человек (фр.).}, что и я полагаю. Он говорит, qu'il avait promis a quelqu'un de venir diner apres Vemeute, comme on dit apres l'opera {Что обещал кому-то прийти обедать после бунта так, как говорят: после оперы (фр.).}. He помню кто рассказывал мне, что в России, проезжая в рабочую пору и в рабочий день чрез какую-то деревню и видя весь народ расхаживающий по улице, сносил он с удивлением у мужиков о причине такого явления: мы бунтуем, отвечали ему спокойно несколько голосов.



Ce mal dont souffre tant mes amis et les tiens,
 Frere, с'est la douleur de n'etre pas Chretien.
 (Ferdinand Dugue. Le vol des heures) {*}.
 {* Зло, от которого так страдают мои и твои друзья, брат мой,-- это скорбь, происходящая оттого, что они не христиане (Фердинанд Дюгэ. Полет часов). (фр.).}


Святой Фома Аквинский где-то сказал: люди часто заблуждаются, считая себя благородными, потому что они произошли из благородных семей... если бы все, что имеет благородное происхождение, наследовало бы благородство (своих предков), то и насекомые, которые заводятся в волосах, и другие естественные паразиты, которые зарождаются в нем, также будут в своем роде облагорожены.


...герой двух слогов старого и нового, кричал, писал всегда об одном, словом, имел личность свою, и потому создал себе место в литературном и даже государственном нашем мире. А у нас люди эти редки...


Крылов говорил о Шишкове: "Он хорошо знает как писать не должно, но не знает как должно писать. Можно доверять его обвинениям, но нельзя следовать его советам. Он похож на человека, который будет говорить вам, что опасно варить кушание в нелужоной посуде и что для избежания вреда надобно всегда лудить ее суриком".



Перед свадьбою, в городе, много говорили об обнародовании освобождения крестьян, по крайней мере в Петербургской] губернии. При этом случае рассказали мне ответ старика Философова. Александр советовался с ним о поданном ему проекте об освобождении крестьян: "Царь, -- отвечал он, -- вы потонете в нашей крови". Этот вопрос, важнейший из всех государственных и народных вопросов. Следовательно, должно о нем помышлять. Но как разрешить его? И как разрешится он? Во всяком случае не теперь приступать к разрешению. У нас нет ни одного государственного человека в силах приступить к нему.

 Бездарность, талантливый -- новые площадные выражения, вкравшиеся в наш литературный язык. Дмитриев правду говорил, что наши новые писатели учатся языку у лабазников.
[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
Devil's Dyke (дьявольские плотины). Возвышение, с которого -- все та же сказка -- видны в ясную погоду со стороны моря остров Wight [Уайт], а с другой -- Виндзор, но по причине Альбионского тумана мы ничего не видали. Под горою большая лощина, точно шашечница, земля, разбитая на четвероугольники, зеленеющиеся или чернеющиеся, и обставленные живою оградою. В таком виде представляются почти все английские равнины. Солнце было как в дыму, род парной и испаряющейся репы.


Вечером был в Drury-Lane [Дрюри-Лейн]. "Дон-Жуана" уже не застал, а видел балет, который видел в Париже: Хромой бес и в котором Фанни Ельснер танцует качучу. Сущая пародия Парижского балета. В Париже черт мелким бесом вертится, а здешний черт не на шутку бодается, брыкает, а публика смеется. Впрочем, теперь, не в сезонное время, публика средняя, все ложи, то есть большая часть, облеплена девами радости, из коих некоторые очень хороши.-- Зала освещена хрустальными, люстрами со свечами: не хорошо и заслоняет ложи.


...отправился в Savernake forest [Севернейк Форест], то есть назад из Марльборуга. Недалеко от города въезжаешь в лес, то есть парк, мир зеленый. В здешних рощах то хорошо, что они леса и луга вместе, а что луга эти лучше наших лучших газонов. Местоположение дома и самый дом совершенно сельские: уединение, другого строения не видишь. У крыльца сказали мне, что хозяин вышел, то есть, что нет его at home {Дома (англ.).}. В ту же минуту подъехала ко мне дама верхом, сказала, что гр[аф] Брус сейчас возвратится, и предложила мне ехать верхом. Но я не англичанин и не София Николаевна и не хотел быть aussitot pris, aussitot pendu {Немедленно повешенным, как только попал в плен (фр.).} и отказался. Это была мачеха Бруса, вторая жена отца его лорда Ailsbury [Эльсбери], молодая женщина и славящаяся здесь красотою.-- Здешнее общество составляют леди Пемброк с сыном и дочерью красавицею, какой-то моряк с дочерью и, кажется, женою, хозяева Брусы и я. Леди Брус очень похорошела, посвежела и поздоровела после Киссингена. Дом небольшой, но уютный и красиво отделан. Здесь многие издерживают до 2, 3 тыс. и более фунт. ст. на охоту. Многие имеют две, три охоты. Одна охота на паях, один содержит, а другие столько-то ежегодно взносят. Потом держат еще охоту с кем-нибудь сам-друг, сам-третей и еще третью маленькую про себя, для дней не назначенных; ибо здесь все рассчислено, напечатано. На все есть хартии. Охоты регулярные начинаются с 1-го ноября. До того ездят на охоту incognito, с 1-го ноября в красном кафтане (ответ Бруса).



Здесь все вылито в одну форму или в известные формы, и англичанин, где бы ни был, в известные часы входит в эти формы, которые переносит с собою или, лучше сказать, находит готовые из одного края Англии до другого, дома в Лондоне, у себя в деревне, в гостях, на больших дорогах, в трактирах. Suard [Сюард] где-то рассказывает, что на островах Hebridge [Эбридж] приезд путешественника заражает воздух и дает кашель всем обывателям. Нет сомнения, что присутствие иностранца в английском обществе, пока он не выанглизируется, должно производить в англичанах раздражение, как присутствие разнородной или противуродной стихии. Кашель не кашель, а морозом кожу их должно подирать.
 В английской жизни от того нет ничего нечаянного, d'imprevu {Неожиданного (фр.).} и от того общий результат должен быть скука.
Il ennui nacquit un jour de Tuniformite {*}.
{* Скука родилась однажды в результате однообразия (фр.).}
 Англичане никогда не скажут: allons, que ferons nous maintenant? {Ну, что мы будем теперь делать? (фр.).}. Давным-давно уже внесено в общее уложение, что делать в такой-то час и в такое-то время года.
 Ne vous genez pas, je vous prie, pour moi {Прошу вас, не стесняйтесь из-за меня (фр.).}, -- континентальное выражение, которое иностранцу не приведется и не приходится сказать англичанину, ибо англичанин ни для кого не женируется, а если что и сделает похожее на учтивость, на общежительское жертвоприношение, то вовсе не для вас, а для себя и потому, что так заведено. Ваша личность всегда в стороне, и если вздумается вам ее выставить, то англичанин вытаращит глаза на вас, или вас не поймет.


...презрение и отвращение мое к подлецам его разбора, имеющим все нужное, чтобы стать на высокой и чистой степени, и вместо того торчащим на грязных запятках. Подлец поневоле, из куска хлеба, из честолюбия делает свое дело и выработывает свою участь потом и г... лица своего: пот крупными каплями и г... вонючими струями выступает на челе его и свидетельствует о немощи природы и о усилиях его выползти из нее. Бог в помощь, скажу ему, зажму нос, но не плюну на него, проходя мимо.


...грустно сознаться, что в человеке много могущества если не для зла, то по крайней мере для личной выгоды своей, но гораздо менее для достижения благосостояния общественного. Увлекай толпу к своей цели, и она понесет тебя на плечах своих. Веди ее к цели ей благоприятной, она пятится и старается как бы тебя с ног свалить. Многие честолюбцы успели по крайней мере на время в своих предприятиях. Много ли начтешь апостолов правды и человеколюбия, которые достигнули цели своей?


 Sainte-Beuve [Сент-Бёв] говорит о Лафаете:
Сознаюсь, что порой я бываю напуган этим единством и постоянством здравого смысла, мне это внушает сомнения; если бы время от времени встречались ошибки, то они сделали бы меня более доверчивым. Несмотря на то, что от меня отняли с исключительным притворством некоторые средства к самоубийству, я не собираюсь использовать те, которые еще остались в моем распоряжении, и я буду защищать свою собственную конституцию так же постоянно, убедительно и с таким же малым успехом, как и национальную конституцию. Тем, кто отнимает у него ножи и вилки, он отвечает, что он не достаточно предупредителен, чтобы убить себя, -- Когда Сиесу задавали вопрос о том, что он делал во время террора, он отвечал: "я жил". Лафайет мог с большим правом и более громко ответить, и он отвечал: "Что я делал в течение этих двенадцати лет консульства и империи? Я стоял во весь рост". Этого было достаточно, это было исключение среди всеобщих заверений. Вот они, эти тома, которые, подобно томам жизнеописаний Плутарха, никогда не разрознены, даже если в наличии имеется только один.
[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
Брайтон, 24/12 сентября 1838.

 Сегодня купался я в море в 14-ый раз. Начал я свои купания в понедельник 10-го. Одно купание прогулял поездкою в Портсмут. Черт любосмотрения дернул меня. Впрочем, меня на пароходе много рвало. Может быть, это тоже к здоровию. На другой день приезда моего, то есть 10-го, пошел я было купаться в море, но здесь купаются только до часа пополудни, а было уже около двух. Пошел я в крытое купание на берегу: большой бассейн, род маленького пруда с проточною морскою водою и фонтаном в средине. Волн здесь мало. Вчера море было бешеное, и не бешеная собака, а бешеный лев, рьяный, пена у пасти, кудрявая грива так и вьется, и дыбом стоит, хлещет в бока, что любо: как наскочит, так и повалит. Я был на привязи. Вообще купания не очень хорошо устроены. В Диеппе, сказывают, лучше и более прилива волн. Кажется, купания мне по нутру. По крайней мере не зябну после.-- Выехали мы из Парижа с Тургеневым в среду 5-го в дилижансе, на другой день приехали утром в Boulogne sur mer [Булонь на море], т. е. 6-го. Море показалось мне что-то французское, т. е. грязное, но заведение для купальщиков хорошо. Наводнение англичан. Вечером были в театре. Давали оперу: "Le domino noir" ["Черное домино"]. Порядочно. Торопыгин-Тургенев не дал досмотреть. Пароход отправлялся в полночь, а он уже в десятом ч [асу] взгомонился.


15-е купание. Море было довольно прозаическое и студеное. Вчера приехал Тургенев. Он отдумал ехать в Ирландию, убоясь моря и рвоты, а в Шотландию потому, что некому писать оттуда. Брат лучше его знает все, что будет он ему описывать, а меня в России нет (historique) {Достойно истории (фр.).}. На днях узнал я, что здесь леди Морган, и вчера отправился я к ней. Нашел старушку маленького роста, нарумяненную, род Зайончековой и Мохроновской без горба, но кривобокая. Она меня приняла очень приветливо, ласково и, кажется, довольна моим поклонением. Дивилась, что имя и сочинения ее известны в России, en depit de la sainte alliance {Вопреки Священному Союзу (фр.).}. Речь о мнимой нашей завоевательной страсти и о видах наших на Восток. Спрашивала: есть ли надежда, что участь поляков будет облегчена? Вот два бельма, которые на глазах Европы, когда она смотрит на нас. Одно легко снять, другое труднее. Что тут отвечать? -- Много расспрашивала о русских женщинах и образованности их. Говорила que tous les Busses, qu'elle avait connu, etaient tres fins {Все русские, которых она знала, были очень утонченны (фр.).}. Извинялась, что сама, кочуя в Брайтоне, не может оказать мне гостеприимства, но тотчас предложила мне представить меня вечером Horace Smith [Горацию Смиту], автору романов, (которого пригоженькую дочь заметил я в концерте Рубини) и после обеда получил я карточку Horace Smith [Горация Смита] с семейством и с надписью карандашом: at home, monday evening {У себя, в понедельник вечером (англ.).} (у себя -- обыкновенное английское приглашение).
...Dandy a la jeune France {Денди, на манер молодой Франции (фр.).}, с усами и локонами, tournure de garcon de boutique {Внешность лавочного приказчика (фр.).}, пел дуэты с дочерью весьма по-английски a la muttonchop, то есть бараньим голосом. Брат хозяина довольно замечательное английское лицо, тоже певец и английский desangier {Полукровка, (фр.).}, пел водевили своего сочинения и морил со смеху слушателей.-- Собрание синих чулков. Miss Porter, [Мисс Портер], сочинительница романов, длинная сухая, старая англичанка, с которою через переводчицу говорил я о племяннице ее Кикиной. Одета вся в черном с головы до ног.
...Miss Clarke [Мисс Кларк] пела: прелестный contre-alto {Контральто (фр.).}, ученица Рубини и большая музыкантша. Леди Морган давно не пишет за слабостью глаз.-- Вечерний наряд ее был с большими претензиями: двойная порция румян, ток с перьями, платье с довольно длинным хвостом и маленькие китайцы с довольно большими морщинами se presentaient aux yeux du respectable public {Предстали перед взорами почтенной публики (фр.).}.



Леди Морган говорит, что страсть к музыке переживает все другие страсти и что она одно наслаждение, которое не отзывается после горечью. Вообще, англичане по крайней мере прикидываются большими меломанами; но гортани и уши их приготовлены ли на то природою, это дело другое.
 В нравах, обычаях и предрассудках английского общества много bourge-pourri {Пошлости (фр.).}. Я бросил эту мысль в письме к жене. Оно требует развития, а это истина. Не надо признавать за результат образованности все, что видишь у них. Многое ускользнуло от образованности и осталось в первобытной своей дикости, потому что англичане упрямы, самолюбивы и во многом односторонни и недальновидны.


German Spa [Джерман Спа]. Заведение искусственных вод. Зала порядочная, но сад очень тесен. Англичане уморительны с своими иностранными наименованиями. У них все минеральные воды Спа, как у нашего провинциала все русские послы и посланники Поцо-ди-Борги.
 Л[еди] Морган пишет теперь книгу "The woman and her master" {"Женщина и ее господин" (англ.).}. Философическое сочинение с примесью humour {Юмора (англ.).} "car une femme,-- сказала она,-- ne doit jamais etre pedantesque dans ses ecrits" {Так как женщина,-- сказала она, -- никогда не должна быть педантичной в своих сочинениях (фр.).}. Она хочет показать несправедливость лишения всех прав гражданских, на которое осуждены женщины особенно в Англии. Я обещал ей выслать записку о некоторых узаконениях русских касательно женского пола и известие о наших женских знаменитостях. Она говорит с большим уважением о Екатерине и предпочитает ее Петру, par trop barbare {Слишком большому варвару (фр.).}, особенно к сыну. Я оправдывал Петра, разумеется, не унижая Екатерины, левой руки его то есть необходимой союзницы и пополнение правой.


18-е купание. Вода холодна, но день красный. Меня иногда берет раздумье. Хороши ли купания для глаза? По вечерам около глаза, в рамке глаза, чувствую какую-то боль, но глаз не горит, не зудит. В темноте, когда закрываю глаз, образуется какое-то светлое, вроде лунного, пятно, по которому скользит мрак, и из этого мрака выплывает снова то же пятно. Это повторяется несколько раз и потом все проходит. Утром, просыпаясь, другое явление: перед глазом зеленый кружок с черными точками, род шпанской мухи. Тоже повторяется несколько раз и исчезает. Уже не калейдоскоп ли в глазу моем? Впрочем, Копл говорил мне, что эта разнообразность явлений, или припадков зрения, лучшее доказательство, что нет в глазу постороннего повреждения. Вообще для здоровил моего купания, кажется, полезны.

...

Sep. 23rd, 2017 10:44 am
[syndicated profile] phania_feed
Постик для laila50...

Не моя вина, вроде...
Но что-то разволновалась и индульгенций хочется...

Albrecht Durer  Kauzchen
Albrecht Dürer (Nürnberg 1471 - 1528 Nürnberg)
Käuzchen
1502 oder 1508 (?)
Aquarell auf bräunlich aquarelliertem Papier,
mit Deckweiß gehöht, Pinsel und Feder in braun- und grauschwarzer Tinte
19,2 x 14 cm

© Albertina, Vienna
[syndicated profile] istar_sombra_feed
"Кот для блога"...

Kotik-1.jpg

Радостно уцепилась за первый же повод бессмысленно почеркаться. Заодно и погоняла шестой ФШ на предмет этих странных кистей. Так ничерта и не поняла как они настраиваются, галка " Shape Dinamic" есть, а настройка нажима при этом невозможна/неактивна, Прозрачность при этом настраивается нормально... Черт-те что! Короче, пока есть возможность не слезать с третьего - не слезу!

Подкрашивала в Сае, поскольку изначальный повод был выяснить как в панели при открытии отражаются однослойные прозрачные psd-шные файлы. Как-как, нормально отражаются! А у кого они сплошняком чёрные... ну, не знаю. Наверное, версия Сая усечённая. Его можно минимальный поставить, тогда инструментов меньше. И, наверное, вот это вот. А почему - ХЗ!

Просьба

Sep. 22nd, 2017 07:07 pm
[syndicated profile] protonko_feed
Дорогие френды и все, кто читает эту запись.
У меня к вам просьба. Напишите, пожалуйста, в комментариях о книгах, которые по вашему мнению следует обязательно прочитать в качестве введения в ту или иную область знания или какой-либо профессиональной деятельности.
Научно-популярные, конечно, в первую очередь. Художественные и биографические, насыщенные специальными сведениями. Толковые и простые самоучители, обзоры, учебники, написанные просто и увлекательно. В общем, все что может увлечь юношу 14-16 лет и помочь определиться в выборе профессии. Или снабдить его необходимым минимумом знаний по тому или иному предмету. Или возбудить интерес к более серьезному изучению темы.
Так же приветствуются ссылки на интернет ресурсы или книги, где можно разжиться подобной информацией.

Известные мне книги ( в качестве примера).

Археология. - Штоль Г.А. Шлиман. Мечта о Трое.
Литература. -Петр Вайль, Александр Генис. Родная Речь. Уроки Изящной Словесности.
История России.- Костомаров Н.И. История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.
Физика. - Вильям Сибрук. Роберт Вильямс Вуд. Современный чародей физической лаборатории.
Физика- Космология. - Хокинг Стивен. Краткая история времени.
Философия. Юстейн Гордер. Мир Софии.
Биология моря. - Томилин А.Г. В мире китов и дельфинов.
Энтомология. - Фабр Жан-Анри. Жизнь насекомых.
Биология. - Дарвин Чарльз. Путешествие натуралиста вокруг света на корабле Бигль.
Всемирная История. - серия книг издательства Б.С.Г. ПРЕСС : Диккенс Чарльз. История Англии для юных. Скотт Вальтер. История Шотландии. Фредерик Обер. История Испании для юных. Гаспаров М.Л. Занимательная Греция. Шарлотта Янг. История Германии для юных.

Это навскидку, что вспомнилось сразу или что стоит на полках.
Совершенно не знаю ( или не помню) подобных книг по программированию и компьютерным наукам, медицине, химии, другим разделам физики, общественным наукам, математике, искусствоведению, сельскому хозяйству и т.д.

Ну, за сбычу мечт!

Sep. 22nd, 2017 07:23 pm
[syndicated profile] istar_sombra_feed
Очередная мечта идиотки сбылась! Как и полагается уважающей себя мечте, голубая-голубая:

SAM_1582.JPG

Лето откатала, последние денёчки докатываю. В голове шевелится что-то навроде очередного обзора на тему "ролики и самокат - pro et cоntrа" А ещё следует пройтись по родным дорожным покрытиям с камерой. Чтоб все поняли: езда на "мелких колёсах" в условиях города Екатеринбурга - занятие экстремальное по умолчанию. Но всё равно, счастья - выше крыши! И вообще, ощущение такое, что тебе лет 10 и крыша как таковая ещё только в процессе строительстав, а до башен на ней (которые всё равно периодически сносит в процессе жизни) ещё как до луны... "Я так хочу, чтобы лето не кончалось!,,,"
[syndicated profile] istar_sombra_feed
Тьфу на вас, ребята!
SAM_1597.JPG

В смысле, тоже книжка. Толстая... Внутрь заглянуть пока не решилась.
[syndicated profile] istar_sombra_feed
Новые поступления в этом году - просто праздник какой-то!

SAM_1599.JPG


SAM_1583.JPG

SAM_1587.JPG

SAM_1588.JPG


И много чего ещё. Некоторые покажу подробнее постепенно. Не всё однозначно, но есть что полистать и о чём поразмыслить.
[syndicated profile] istar_sombra_feed
Прибегает весть такой деловой: - А Айвазовский кончился уже?
- Кончился. Костину вот посмотрите. Читательский только дайте
- Ой, нету!
- Пропуск?
-Ой...! А давайте я вам отзыв напишу, когда посмотрю!

Отзыв - дело хорошее, выставляющимся приятно, когда отзывы пишут. Пробежал, посмотрел Костину, посмотрел книжные выставки, чего-то там себе пофоткал. На выходе подсовываю книгу отзывов. Хватает ручку, вдохновенно задирает глаза к потолку и... затык.
- А где в слове "вдохновение" мягкий знак?
Действительно, где?! Диктую по слогам: -Вдох-но-ве-ни-е.
- Ага, спасибо! Я потом приду и ещё чего-нибудь напишу!
- Приходите. Только документы не забывайте...

Любопытство - не порок. Тихонько подтаскиваю книжечку, читаю... Угу, старался, слова добрве подбирал, Костиной приятно будет... Что?! "...ВЗДОХновение" . Воистину - вздох. Тяжкий.
[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
[ПОЕЗДКИ В МАНУЙЛОВО, РЕВЕЛЬ И ГЕЛЬСИНГФОРС. 1843]


  В Мануйлове крестьяне не говорят: дождь идет, дождь шел, а дождь летит, летел.



Гёте говорит: "Я каждый год перечитываю несколько пиес Молиера, так же, как я время от времени любуюсь гравюрами с картин италианских мастеров. Ибо мы пигмеи, мы не в состоянии сохранять в уме нашем возвышенность подобных предметов: нужно нам по временам возвращаться, к ним, чтобы возобновлять в себе впечатления такого рода".
 Он же: "Шекспир предлагает нам золотые яблоки в серебряных чашах. Изучением творений его нам удается перенять от него серебряные чаши; но нечем наполнить их нам как картофелем. Вот что беда".
 Он говорит, что если Байрон имел бы случай излить жестокими выходками в парламенте все, что было в нем оппозиционного, то поэтический талант его был бы гораздо чище. Но он мало говорил в парламенте и хранил на душе все, что имел враждебного против нации своей, потому и вынужден был облечь свое негодование поэтическою формою. Я охотно назвал бы большую часть отрицательных действий Байрона: Verhalteue Parlamentsreden {Парламентские речи, приведенные в действие (нем.).}.
 Он же: Я сказал, что классическое есть здравие, а романтическое -- болезнь. В таком смысле Нибелунген так же классически, как Гомер; ибо в обоих есть здоровие и сила. Большая часть новейших произведений не потому романтические, что они новейшие, но потому, что они слабы, болезненны или больны, а творения древние, не потому классические, что они древние, но потому, что в них есть сила, свежесть и здоровие. Если мы по этим примерам различали бы классическое от романтического, то легко бы поняли друг друга.


Купался в море под дождем, гулял под дождем, смотрел в Екатери-нентале на фейерверк под дождем.


Вечер, гуляние в Катеринентале.-- Фейерверк, чай на пароходе. Отправились в полночь. Очень звали меня ехать с ними -- остался наслаждаться одиночеством и независимостью.



Ольга Моторина

Sep. 21st, 2017 12:25 pm
[syndicated profile] rita_vasilieva_feed

***
Последний лист коснется поднебесья,
Вздохнет, чуть плача, и вернет земле
Сны, песни городского редколесья -
Зима упрячет преданность весне.

Любовь к свободе снежными чехлами
Замаскирует повелитель дней,
Но чьими-то неровными стихами
Разбужен будет новый листовей.


***
Мир не хотел отдать себя тоске -
Искал чуму и в доме, и в притоне.
И зная боль протянутой руки,
Христос воздел прозревшие ладони.
В миру любовь нашла такой приют,
Что по углам, оболганная, стонет,
Узнав, что ей наручники куют,
Христос на древо наложил ладони.
Господь пронзил спасением ладони,
С икон рыдала Иисуса Мать...
Мир никаких пророчеств не запомнил
И продолжал с неправдой пировать.

Явление Отца
Народ, не успевший за богом,
Укутанный в книжный туман;
Как муза владеющий слогом
Народ не учуял обман...
И выдал высокого духом...
А площадь взревела: "Распни!", -
И небо заполнилось слухом,
И Бог воплотился в те дни.
Мечты обратились в надежды,
Надежды - в сакральную явь.
И вот, не снимая одежды,
Он зеркало пробует вплавь
Прорезать - и воды застыли.
Отцовская поступь чиста -
Он шел по воде ли, по пыли -
Шел сына отнять от креста.

Пасха
Растоптан зверь,
Построены слова,
Открыта дверь
Для счастья и добра.
Зовет Отец.
Поверь ему, поверь.
Прими венец
Воскресшего теперь.

***
Каждый день отражается в имени,
Ночь рисует седые волосы.
Пальцы немы весенним стынемем.
Не выводится чувство голосом,
Как не вывести соловьиного
Песнопения среди стужева.
Солнце хладное Время сдвинуло,
И весна плетет снега кружево.
Но за Именем - бездна яркая.
Пламя кается перед образом.
Мне обещана жатва жаркая,
За Учителем кану в борозду.




***
Дай Бог прощение воздать
И навсегда не распрощаться,
На жизнь вперед отцеловать,
Чтоб никуда не возвращаться -
Ни к памяти... своих стихов,
Ни к мороку чужой постели;
На крики ранних петухов
Не отзываться дрожью в теле.
Быть узнанной своим врагом,
Раздетой быть его глазами
И в этом облике нагом
Остаться жить под образами.


***
Что-то клены не краснели в этот год,
И осины как-то разом побурели.
И не слышен журавлиный перелет,..
Но уже близки морозы и метели.

Приближается досрочная пора
Хлябопутья, темнотвердья, нелюбови.
Поскучнела, поутихла детвора...
Или благовест умолк на полуслове?

И растерянно прозвякали ключи:
"Как давно мы райских врат не отпирали..."
Старый Петр одиночество влачит,
Пробираясь вверх по лествичной спирали.

Что за время? Где сопутники твои?
Неужели горний свет неугасимый
Перепутан с полыханием зари
Не-Божественным раденьем приносимым?



***
Подождите,
хоть сколько-нибудь подождите!
Покажите,
неспящее сердце Любви покажите!
Бессонные очи тоской
не пронзите.
Бессмертную синь чистоты
вороньей крамолой не жгите!

Вертикально
прошейте равнину,
чтоб было стремленье к полету.
Пасторалью
сплетите все звуки
земных и небесных органов.

Осветите
хрустальную сферу
Иисусового искупленья -
это Солнце
свободно от пятен, затмений, закатов.
Ждите, ждите!
Приидет. Ведь было же Слово...


Путь

Бездонной болью как крестом
Ты освятил души отверстость,
Вчертил в голгофскую окрестность
и - "быть!" - велел своим перстом.

Я от неправды отреклась,
Я знала, что за этим скрыто...
Твоей слезой была омыта -
И новым смыслом поднялась.

Мне должно защитить добро
И возвести в пустынном поле
Чистилище земной юдоли,
Зло переплавив в серебро.


Ольга Моторина. Ненастный век. - ИД "День печати", М., 2009.

Ольга Иванова

Sep. 21st, 2017 12:06 pm
[syndicated profile] rita_vasilieva_feed

плач

к бесплотному, покамест - во плоти
(по следу ли плетись, или плати
сиротства очевиднейшей бедой,
пляши ль в огне, покамест молодой),


к бессмертному, покуда - на земли
(его ли кликай, сам ему внемли,
вопящему ристалищу оставь) -
и плач - не речь, и речь - ещё не явь...


и ты - ещё не жизнь и не жена,
а эта персть - недовоплощена.
и крыл ещё не выносил, чтоб свесть, -
кто - ангел, или вымысел - Бог весть.



плач-2

я ясно вижу эти виражи
души, ещё не выросшей из лжи,
в надмении взлетающую бровь
и тёмную, драконью эту кровь.


и в этой райской лепке - вражью лесть,
и жажду власти, и немую месть,
и пламя, полыхающее сплошь...
понеже и сама - сплошная ложь.


___________

но я не лгу, когда - в плену личин -
уязвлена Причиною причин,
в тебе, из-под опущенных ресниц,
зрю Ангела, низвергнутого ниц...


и не иду у лжи на поводу,
о вечности трубя в полубреду
(с тавром - во лбу, с рукою - на губе),
а чту твоё бессмертие - в тебе.

Бесконечная история

Sep. 20th, 2017 10:13 pm
[syndicated profile] kumluk_feed
Оригинал взят у lacewars в Бесконечная история
Свершилось! Мы наконец то издали наш замечательный сборник. Без преувеличения скажу - это самый крутой мой опыт как автора на сегодняшний день.

Если вы любите качественное историческое фэнтези (не попаданцев!), фантастику, мистику и хоррор - эта книга для вас.

Здесь вы найдете истории на любой вкус — викторианский детектив, лихой блокбастер в стиле Тарантино, стильный дизельпанк, фантастику об альтернативной Великой Отечественной, блестяще стилизованную под военную прозу тех лет, мрачное фэнтези в декорациях Тридцатилетней войны, истории о героях, призраках и чудовищах. Радость, грусть, дружба, предательство, трусость и героизм — все это «Бесконечная история».

376 страниц, 11 стильных иллюстраций. Отдельно будем благодарны за репосты и за отзывы на сайте книги. Приобрести сборник можно по ссылке:

https://ridero.ru/books/almanakh_beskonechnaya_istoriya/

[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
У короля собрание портретов современных и полюбившихся ему красавиц. Кто бы ни понравилась ему, он выпросит позволение велеть списать портрет и внесет в свой тайный музей. Доныне их 16-ть. Наша Крюднерша тут, а в почине его италиянская Эгерия, к которой он так часто уклоняетсядля свидания из Баварии. В потомстве он таким образом прослывет Соломоном, если по портретам будут судить о подлинниках. Сказывают, один прусский кронпр[инц] видел этот платонико-созерцательный сераль.

Выехали из Инсб[рука] в 11 часов. Приехали в 5-том часу в Штейнах, т. е. на вторую станцию и остались ночевать, чтобы ночь не застигла нас на Бреннере. На пер[вой] стан[ции] до Шенберга увидели мы горную красоту во всем блеске, освещенную солнцем. Снежные горы, которые торчат в небесах над облаками, удивительное зрелище. Дорога над пропастями. В глубине зеленая полоса Зилы, шумит и бурлит. Дорога поминутно извивается. Картины разнообразные, то обработанные поля по уступам гор, то дичь во всем ужасе. В Шенберге плохие лошади и плохие почтари, по крайней мере, наши. Когда мы совершали свое облачное путешествие, Надинька сказала: "Четвертинские, может быть, видят нас теперь, если смотрят на небо".

В Штейнахе рабочий народ в трактире после ужина молился в чулане на коленях, громко произнося молитвы. Вообще везде католическая набожность уже несколько италианская.


После обеда заходящее солнце задергивало золотым прозрачным покровом ущелья гор и отсвечивалось на посребреных вершинах сосен, слегка осыпанных снегом.-- Слияние золотого пара с серебряным паром.
 Горы -- хаос в первые дни создания.-- Солнце и лед.-- Тьма и свет.-- Необузданные потоки и громады камней.-- Рука человечества еще не раздвинула горы.

Бреннер не заслуживает славы своей, ни ужасом, ни красотою. За Бреннером нашли мы солнце и что-то весеннее в воздухе, точно-весеннее, ибо вышли из зимы.

Приехали в Триент часов в 9 вечера. Италия! То есть холодные комнаты, дымящийся камин и кислый хлеб.

Из Флоренции до Рима с ночлегами и харчами подрядился ветурино Mocali [Мокали] за 400 франк, должен был довезти в 5-й день, теперь в 6-й, если бог грехам попустит. Дорога все вниз и вверх. Запрягали до 8 лош[адей], то есть припрягали 3, а где и 2 волов. Оливы и виноградники. Много сельских домов в виду по сторонам. В первый раз слышу громкие песни на улицах вечером. Вообще италианский народ замолк: стал счастлив, замолчал. Сказывают напротив.

Ужасная страна и ужасная дорога. Все в гору и с горы и дорога извивается змеею. И это называется bella Italia {Прекрасная Италия (ит.).}. Мертвая природа -- кладбище с нагими остовами гор. Можно ли сравнить берега Рейна? В Италии, т. е. в известной мне, есть несколько замечательных городов, с замечательными памятниками, но живописной природы нет. К тому же тормоз для меня палач всех красот природы. И в Тироли он в глазах моих все портил, а Апеннины только что раздражают нервы, а поэзии нет. Италия прекрасный музей, а не прекрасная земля.

Работать, значит, надеяться: вот почему совершенно несчастный человек не может ничего делать, так же как и человек вполне удовлетворенный .

(Как мог я решиться ехать один, я, в котором нет ни твердости, ни бодрости, ни покорности. Переваливаю мысли свои, как камни, с одной на другую -- Сизифова работа).

В 10 час. у[тра] остановился позавтракать в Ponte Centino [Понте Ченгино]. Погода совершенно осенняя; холод, пасмурно.-- В сердце хуже осени.-- Тоска.-- Судороги тоски. Что-то чинят в коляске.

Приехал ут[ром] в 12 час. в Czaslau [Чеслау]. ..Здесь все пахнет Русью и корешками Шишкова. Я понимаю их язык, а они меня не понимают. Вообще русский слух смышленее прочих. Если мало-мальски не выговоривать, как иностранцы привыкли выговоривать свои слова, они уже вас не разумеют. А русский мужик поймет всегда исковерканный русский язык всякого шмерца. И природа здесь сбивается на русскую -- плоская. Небо молочное, цвета снятого молока. Женский убор -- платок, повязанный на голове, также русский. Одна почта не русская, а архинемецкая. Язык -- смесь польского и русского.

Вчера обедал, или ужинал в Праге около полночи. Следоват[ельно], Праги не видал. Г[раф] Ан. Кир. Разумовский говорил мне в Вене, что она походит на Москву. Не догадываюсь чем. Дома высокие, улицы узкие, река широкая. Вот все, что я видел. Старался узнать что-нибудь о старых Бурбонах, но ничего не узнал, кроме того, что Карл X мало выходил из дома.


[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
Стихи Жуковского навели на меня тоску. Как я ни старался растосковать или растаскать ее и по Немецкому клубу и черт знает где, а все не мог. Как можно в наше время видеть поэзию в бомбах, в палисадах. Может быть поэзия в мысли, которая направляет эти бомбы, и таковы были бомбы Наваринские, но здесь, по совести, где была мысль у нас или против нас? Мало ли что политика может и должна делать? Ей нужны палачи, но разве вы будете их петь. Мы были на краю гибели, чтобы удержать за собою лоскуток царства Польского, то есть жертвовали целым ради частички. Шереметев, проиграв рубль серебром, гнул на себя донельзя, истощил несколько миллионов и, наконец, по перелому фортуны, перелому почти неминуемому, отыграл свой рубль. Дворня его восхищается и кричит, что за молодец! Знай наших Шереметевых!
Дело в том, что можно ли в наше время управлять с успехом людьми, имевшими некоторую степень образованности, не заслужив доверенности и любви их? Можно, но тогда нужно быть Наполеоном, который, как деспотическая кокетка, не требовал, чтобы его любили, а хотел влюблять в себя и имел все, что горячит и задорит людей. Но можно ли достигнуть этой цели с Храповицким? А кто у нас не Храповицкий?
Я более и более уединяюсь, особняюсь в своем образе мыслей. Как ни говори, а стихи Жуковского -- une question de vie et de mort {Вопрос жизни и смерти (фр.).}, между нами. Для меня они такая пакость, что я предпочел бы им смерть. Разумеется, Ж[уковский] не переломил себя, не кривил совестью, следовательно, мы с ним не сочувственники, не единомышленники. Впрочем, Ж[уковский] слишком под игом обстоятельств, слишком под влиянием лживой атмосферы, чтобы сохранить свои мысли во всей чистоте и девственности их. Как пьяному мужику жид нашептывал, сколько он пропил, так и в той атмосфере невидимые силы нашептывают мысли, суждения, вдохновения, чувства. Будь у нас гласность печати, никогда Ж[уковский] не подумал бы, Пушкин не осмелился бы воспеть победы Паскевича: во-первых, потому, что этот род восторга анахронизм, что ничего нет поэтического в моем кучере, которого я за пьянство и воровство отдал в солдаты и который попав в железный фрунт попал в махину, которая стоит или подается вперед без воли, без мысли и без отчета, а что города берутся именно этими махинами, а не полководцем, которому стоит только расчесть, сколько он пожертвует этих махин, чтобы навязать на жену свою Екатерининскую ленту; во-вторых, потому, что курам на смех быть вне себя от изумления, видя, что льву удалось, наконец, наложить лапу на мышь. В поляках было геройство отбиваться от нас так долго, но мы должны были окончательно перемочь их: следовательно, нравственная победа все на их стороне.



Пушкин в стихах своих: Клеветникам России кажет им шиш из кармана. Он знает, что они не прочтут стихов его, следовательно, и отвечать не будут на вопросы, на которые отвечать было бы очень легко, даже самому Пушкину. За что возрождающейся Европе любить нас? Вносим ли мы хоть грош в казну общего просвещения? Мы тормоз в движениях народов к постепенному усовершенствованию нравственному и политическому. Мы вне возрождающейся Европы, а между тем тяготеем на ней. Народные витии, если удалось бы им как-нибудь проведать о стихах Пушкина и о возвышенности таланта его, могли бы отвечать ему коротко и ясно: мы ненавидим или, лучше сказать, презираем вас, потому что в России поэту, как вы, не стыдно писать и печатать стихи подобные вашим.
 Мне так уж надоели эти географические фанфаронады наши: От Перми до Тавриды и проч. Что же тут хорошего, чем радоваться и чем хвастаться, что мы лежим в растяжку, что у нас от мысли до мысли пять тысяч верст, что физическая Россия -- Федора, а нравственная -- дура. Велик и Аникин, да он в банке.
Вы грозны на словах, попробуйте на деле.
 А это похоже на Яшку, который горланит на мирской сходке: да что вы, да сунься-ка, да где вам, да мы-то! Неужли Пушкин не убедился, что нам с Европою воевать была бы смерть. Зачем же говорить нелепости и еще против совести и более всего без пользы? Хорошо иногда в журнале политическом взбивать слова, чтобы заметать глаза пеною, но у нас, где нет политики, из чего пустословить, кривословить? Это глупое ребячество или постыдное унижение. Нет ни одного листка Journal de Debats ["Журналь де деба"], где не было бы статьи, написанной с большим жаром и с большим красноречием, нежели стихи Пушкина. В "Бородинской годовщине" опять те же мысли, или то же безмыслие. Никогда народные витии не говорили и не думали, что 4 мил[лиона] могут пересилить 40 миллионов], а видели, что эта борьба обнаружила немощи больного, измученного колосса. Вот и все: в этом весь вопрос. Все прочее физическое событие. Охота вам быть на коленях пред кулаком. И что опять за святотатство сочетать Бородино с Варшавою? Россия вопиет против этого беззакония. Хорошо "Инвалиду" сближать эпохи и события в календарских своих калейдоскопах, но Пушкину и Жуковскому кажется бы и стыдно. Одна мысль в обоих стихотворениях показалась мне уместною и кстати. Это мадригал молодому Суворову. Незачем было Суворову вставать из гроба, чтобы благословить страдание Паскевича, которое милостью божиею и без того обойдется. В Паскевиче ничего нет суворовского, а война наша с Польшею тоже вовсе не Суворовская, но хорошо было дедушке полюбоваться внуком.
 После этих стихов не понимаю, почему Пушкину не воспевать Орлова за победы его Старорусские, Нессельроде за подписание мира. Когда решишься быть поэтом событий, а не соображений, то нечего робеть и жеманиться -- Пой, да и только. Смешно, когда Пушкин хвастается, что мы не сожжем Варшавы их. И вестимо, потому что после нам пришлось же бы застроить ее. Вы так уже сбились с пахвей в своем патриотическом восторге, что не знаете на чем решиться: то у вас Варшава -- неприятельский город, то наш посад.
 Говорится: рука руку моет. Чаще пришлось бы сказать: рука руку марает.
 Скотина Полевой имел наглость написать в альбоме жены Карлгофа стихи под заглавием: "Поэтический анахронизм, или стихи вроде Василья Львовича Пушкина и Ивана Ивановича Дмитриева, писанные в XIX веке". Как везде видишь целовальника и лакея, не знающего ни приличия, ни скромности. Посади свинью за стол, она и ноги на стол. Да и каков литератор, который шутит стихами Дмитриева, и какими стихами еще:

 Гостиная -- альбом,
 Паркет и зала с позолотой
 Так пахнут скукой и зевотой.

 Паркет пахнет зевотой!

6666-888 наступает!

Sep. 19th, 2017 03:58 pm
[syndicated profile] fotovivo_feed
6666-888=5778
5778-й г. от сотворения Мира

fotovivo

По еврейскому летосчислению?
- Из Ветхого завета; отметить "День рожденья мира" 22 сентября никому не зазорно.

Очередная дата в череде сентябрьских новогодий?
Еще одно новолуние в нескончаемой смене лунных фаз,
обычное осеннее равноденствие...?

Необычное и нечастое - когда "Голова Года" приходится на день равноденствия!
Последний раз такое было в 1979 году.

fotovivo

День, когда солнышко выстраивается "по струночке" - восходит на востоке, заходит на западе; точки восхода и заката - на одной линии: если найдется на местности сквозное, тоннелеобразное сооружение, точно ориентированное по сторонам света (или просто открытое - арочное, многооконное), то утром через него можно снять рассвет, а вечером с противоположной стороны - закат.

fotovivo
Наш восток

fotovivo
и запад
fotovivo

Равноденствие куда более убедительно в качестве "одного-единственного дня, когда...", упоминавшегося в теме о мегалитах: сооружение, призванное выделить особенный день среди прочих, эффективней бы сработало в равноденствие, а не при солнцестоянии, когда "уникальное явление" растягивается на полторы недели.

☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀~☀

Рош А-Шана: главный праздник года, с фирменными угощениями, с медом и яблоками, переходящий
в дни трепета, а там и в Суккот с шалашами и каникулами;
сезон оживления, путешествий и вылазок после изнуряющего пекла -
по случаю сего на некоторое время выпадаю из дискурса, беру тайм-аут =)

О праздничных традициях в картинках и подробностях:

День сотворения Мира Почему о нем мало упоминают?... https://fotovivo.livejournal.com/81504.html
✡ Новый год всегда в новолуние Конечно же, не случайно.... https://fotovivo.livejournal.com/233535.html
Год - "понедельник" роду человечьему идет 5775-й год от сотворения Адама... https://fotovivo.livejournal.com/181571.html

fotovivo


С наступающим всех, кто празднует!


[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
Оригинал взят у evizvarina в Евгений Ройзман (в день 55-летия поэта)
почти 30 лет стихам, однако...

* * * (1988)
В Империи развал. Шумят рабы.
Спартак в ударе. Просветлели лица.
Но чучело Вождя в плену томится.
А из провинций всё текут гробы.

Окраины бурлят. Им отделиться
Хотелось бы. Кто в лес, кто по грибы -
Куда угодно. Лишь бы от судьбы.
И император волен застрелиться.

Сенат прогнил. Лишь выправка да спесь.
Все скурвились. Пора срывать погоны.
Из Сирии выводят легионы.
Всё правильно. Они нужнее здесь.

Империя, как тот презерватив,
Что пацаны всем скопом надували,
Вот-вот взорвётся, матушка. Едва ли
Империю спасёт инфинитив.

Что делать? Сам не знаю. Но держись.
И утешайся запрещенным средством.
Поэту не к лицу спасаться бегством.
Но всё же крикнуть хочется: «Ложись!»

еще раз о главном

Sep. 18th, 2017 03:23 pm
[syndicated profile] rita_vasilieva_feed
Оригинал взят у evizvarina в Поэт Олег Дозморов о невсемирном, но историческом значении...


"— Недавно я узнал, что мой прадед, протоиерей Александр Иванович Зубрицкий (1895–1970), будучи репрессированным в тридцатых, отбывал срок не один раз, как я думал, а три: два по три года и плюс один год, в 1936–1937 гг. После третьей отсидки ему была выдана справка с изуверской формулировкой: «Готов к новой жизни». До 1943 года, когда Сталину вдруг понадобилась поддержка верующих и в Свердловске снова открыли Иоанно-Предтеченский кафедральный собор, прадед работал бухгалтером в стоматологической клинике. В 1943-м вернулся к служению.

В общем-то прадед «легко отделался». В 20–30-е годы было уничтожено почти всё духовенство Екатеринбургской епархии, в том числе его друг священник Сергей Посохин, семье которого прадед потом помогал. Впрочем, репрессии против духовенства начались сразу после революции. Ещё в 1918-м был расстрелян другой его друг, священномученник отец Александр Малиновский, вместе с которым они учились в Пермской духовной семинарии. Малиновскому было чуть больше двадцати лет.

До начала 30-х годов прадед служил в Успенской церкви Новоуткинска. Процесс закрытия храма продолжался больше года: церковь закрывали, прихожане писали жалобы, церковь вновь открывали. По воспоминаниям очевидцев, в итоге приход уничтожили «демократическим путём», собрав подписи прихожан на пустых листах и поставив потом заголовок «за». Закрывали церковь торжественно, привели нарядных пионеров, которые кричали «ура» и хлопали в ладоши, когда сбрасывали колокол. Иконы активисты рубили топорами как дрова и сжигали тут же в кострах. Имущество храма разграбили, вплоть до штор, скатертей и салфеток. По захоронениям прилегающего к церкви кладбища затем проложили дорогу, сравняв с землёй могилы. Начиналась та самая «новая жизнь».

В октябре 1917 года в России произошла невероятная трагедия. И эта трагедия продолжается до сих пор. Мы жили в революционном государстве, в системе, построенной на насилии и страхе, и эта система мгновенно развалилась, как только страх исчез. Но за десятилетия был создан новый человек — советский. И этот человек жив во всех нас. Давайте заглянем внутрь себя — разглядим этого человека. Он не умеет договариваться с оппонентами, он решает вопросы силой, ведь в его генах — перманентное уничтожение несогласных. Он всего боится, но любит власть и «сильную руку». Он никого не уважает и считает, что ему все должны. Он ксенофоб, он всегда окружён «врагами». Он доверчив и легко заболевает ненавистью: пропаганда входит в него как вирус, не встречая сопротивления. Он любит оружие и фильмы про войну, но постарается отмазать своих детей от армии. Он считает, что «можно повторить», потому что ничего не помнит и не знает о прошлом."


в рубрике "100 монологов о Революции", здесь:
https://www.oblgazeta.ru/society/34881/

Profile

acbest: (Default)
acbest

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 05:59 am
Powered by Dreamwidth Studios